?

Log in

No account? Create an account

  • Хожу ли я, брожу ли я, всё Юлия да Юлия...


  • ЖЖ yu_sinilga
    Да воскреснет Бог и расточатся врази Его!
    Улучшенный аккаунт, создан 9 января 2011


    У всех жижистов есть верхний пост, а я шесть лет живу без оного.
    У всех литераторов есть копилка, а я шесть лет ЖЖ-аскет и ЖЖ-безсребренник.

    Надо это дело прекратить. Вот моя простая совейская сберкнижка, и ценители моей сладостной прозы могут бросить в меня червонцем. Да, я принимаю на свой счёт денежку, а более - ничего не принимаю.


    Счёт №...Свернуть )



  • павлин-мавлин

    Картинка к месту. Отныне верхнему посту быть!

ПрощальноЭ

Всё в Москве было необыкновенно мило и волшебно, всех друзей целую-обнимаю, сожалею о тех, кого не успела увидеть и облобызать. В 16 часов убываю на гнилые болота Петровы, в парадиз треклятый.
Однажды Сантейль упрекал Дюперье в том, что по его милости питается лишь молоком, а более ничего музы ему не доставляют. "Не может этого быть, - возразил Дюперье, - музы девственны и молока у них не бывает, разве только вы послали их на панель".

***
Один человек признался жене в своей страсти к чтению. Она, в свою очередь, изъявила желание стать книгой, чтобы стать ему по вкусу. "В таком случае, - сказал муж, - становитесь альманахом, чтобы можно было в конце года вас сменить".

***
Когда мадам де Сталь писала мемуары, одна из ее подруг спросила, как вырисовываются главы, связанные с личными чувствами и любовными приключениями. "Ах, это! - ответила мадам де Сталь. - Я изображаю себя только по пояс".

"Книга маркизы"

Ко вчерашнему

А ведь вчерашний ДР был праздничком жижистов, коль скоро за столом собрались enzel, inesacipa, khebeb, sova_sovinishna, и я, yu_sinilga.

Замечательные фотографии вышли, живые и тёплые, забавное воспоминание будет, радость Мнемозины.

Спасибо за чудесные подарки.

Всем - кота-разбойника, выпрашивателя ветчинок и языков в желе, всем сфинксам начальника.



Сорок восемь

Московский мой день рожденья нынче!

"Вы видали куст сирени // В средних числах ноября?" Отчего бы и нет, веселиться не грешно и в наши лета.



А вот ещё московский ДР на фотографии: угадайте, сколько лет Маркизе, прилежно режущей тортик.


ВНОВЬ Я ПОСЕТИЛ...

Двадцать лет не ходила я теми местами - Тверским бульваром, к дому 25. Наезжаешь в Москву, бегаешь по делам, а в Литинституте дел давно нет. Но сегодня под проливным дождём и резким ветром я с другом шла к Alma mater, припоминая вслух множество забавных мелких происшествий и всяческих примет московской младости своей. И вместо зонта осенил меня совиными крылами ангел Меланхолии. Где те профессора, где те поэты? Умерли или переродились, что порою хуже смерти.

Всё разрыто в усадьбе Герцена, кипит стройка: по жидкой грязи пробрались во флигель, где располагались Высшие литературные курсы. В этой аудитории нас учили немецкому языку. На втором этаже заседал семинар Юрия Поликарповича Кузнецова; рядом - критический, Вл. Гусева; тут сидела Нина Аверьяновна, завуч наш, тут ректор Сорокин; а вот наша всегдашняя аудитория и семинар прозы Евгения Евгеньевича Чернова проводили тут: "вот где сидит девочка в зеленом свитере, там была моя парта, рядом сидела Света Блохина, сзади - Сорочкин! Двадцать лет назад, подумать только!" Совсем юные лица студьозусов не без любопытства смотрели на нас с другом. "Это не ВЛК, а студенты Лита", - сказала я еще, - "на ВЛК сорокалетние учились, я была единственная 25-ти лет среди них". И старый рояль всё той же безсмысленной мебелью громоздится у книжных полок: мы возле него раз сфотографировались с однокурсницами; а на лестнице - с Вэ.Пэ. Смирновым.

Как странно было вспомнить всё это нынче, давно позабытое, незабвенное.



Кадр из фильма Питера Гринуэя "Эйзенштейн в Гуано... в этом самом, и в хуато" столетию Красного октября посвящаю!

Gloria, понимашь, mundi

Вчера в "Сапсане" у меня попросил автограф сосед по креслам, юноша 1992 г.р., читавший "Звезду". Расписалась на буклете поезда. "От так-от, мамо".

Объяснительная

Френды, я в Нерезиновой-Богооставленной, пароль от лицекнижия не помню. В ЖЖ адресуйтесь и на "мыло", ежели что срочное и важное.
Вчера имела неудовольствие освежить в памяти Эмиля Золя: чудовищный графоман. И Бальзак графоман, и Дюма-пер — нечеловеческая плодовитость и слишком много пустословия. Понятно, что это впечатление вызвано историческим становлением романного жанра во Франции (под влиянием французского романа так многословны русские классики и литераторы второго-третьего ряда), но все-таки Золя невыносим, и нет в нем никакого "социального протеста и борьбы обездоленных за свои права", а есть наблюдения вивисектора над корчащимися зверушками, и научная теория, под которую он свои опыты подгоняет.

"Жерминаль" омерзителен. "Чрево Парижа" хотя бы сочными описаниями рынка любопытно; "Нана" — известно чем. Помню, в Краевой на руки "Нана" не выдавали, приходилось в зале читать, и некоторые подружки-сокурсницы взяли методы героини на вооружение, не вняв предостережению автора: ой, загнётесь, девочки, разоряя самцов, сами погибнете и красоту потеряете. Так и сталось с дурами.

Впрочем, "Человеческую комедию" Бальзака читала в университете с удовольствием; Дюма с безконечными псевдоисторическими опусами приелся ещё в отрочестве. А с "Чревом Парижа" связано воспоминание из младенчества: едва лет пяти, летом у бабушки, хожу голопупо и с огромнейшим томом Золя без обложки — что я там вычитывала? Но запомнилось же описание утреннего Парижа с его рыночными рядами: живописец слова под стать фламандцам и малым голландцам, столь же избыточный, каковы "Лавки" Снейдерса. "Глянул в печку — а там Золя, Золя" (древний каламбур советский).

Календарь

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Taylor Savvy