гоголь

"Время нереально": электронная версия

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
гоголь

Б.А. Садовской, "Записки с кладбища"

Во всех фигурах есть какая-то пришибленность, ободранность. Я не говорю о величии, которое дается только породой, не об изяществе, — результат воспитания, — в этих людях, стадно толпившихся вокруг безвкусной могилы бездарного стихотворца и слушавших, неизвестно зачем, набор утомительных пошлостей, было что-то сверхчеловеческое, какой-то сам по себе любопытный и поучительный букет идеальной лакейщины. Я думаю, их праотец Смердяков с негодованием бы от них отрекся.
гоголь

День филолога

Девять экземпляров осталось у меня (кабы не карантин, все были бы раскуплены, и на них желающие записывались зимою). О, счастливые дни минувшего года!

А нынче и теплоходы не ходят, и книги не выходят 😾
"О, где же вы, дни любви, сладкие сны..." — непременная рифма "весны". Пока ещё все живы, но без перспектив  отрадных.

Ферзь Ю-ю

Память Кирилла и Мефодия, просветителей Словенских

День кириллицы, глаголицы и мефодицы (из детских ответов). Первый по-настоящему тёплый, до +17. Пора  за летними туфлями лезть в кладовку, на антресоли.

Каждый день гуляем в лесу по два часа, слушаем зябликов, варакушку, лесную завирушку да зеленую пересмешку (пищит, как резиновая детская игрушка), дроздов и соловьёв.  Скворцы ходят по травке, ласточки вьются в небе. На пруду утята. Появились голодные комары.

Народ давно отменил все "поэтапные выходы из карантина", оборвав полосатые ленты на детских площадках и жаря шашлык-машлык в лесу. На реке давно не были, думаю, там картина та же. Много пьяных.

гоголь

Датское бродское

Иосиф Бродский

На смерть Жукова

Вижу колонны замерших внуков,
гроб на лафете, лошади круп.
Ветер сюда не доносит мне звуков
русских военных плачущих труб.
Вижу в регалиях убранный труп:
в смерть уезжает пламенный Жуков.

Воин, пред коим многие пали
стены, хоть меч был вражьих тупей,
блеском маневра о Ганнибале
напоминавший средь волжских степей.
Кончивший дни свои глухо в опале,
как Велизарий или Помпей.

Сколько он пролил крови солдатской
в землю чужую! Что ж, горевал?
Вспомнил ли их, умирающий в штатской
белой кровати? Полный провал.
Что он ответит, встретившись в адской
области с ними? «Я воевал».

К правому делу Жуков десницы
больше уже не приложит в бою.
Спи! У истории русской страницы
хватит для тех, кто в пехотном строю
смело входили в чужие столицы,
но возвращались в страхе в свою.

Маршал! поглотит алчная Лета
эти слова и твои прахоря.
Все же, прими их — жалкая лепта
родину спасшему, вслух говоря.
Бей, барабан, и военная флейта,
громко свисти на манер снегиря.

1974 г.


ЗЫ. Нынче 80-летие со дня рождения Оси. А это стихотворение В.П. Астафьев любил.
о. Фёдор с ковбасой

Священный старец Григорей Ефимыч

"Панмонголизм! Пусть имя дико,
Но мне ласкает слух оно..."




Худ. Jeffrey Chong Wang, китаец канадско-подданный. Есть в этих диких фантазиях "шинуазри" некая загадка... Притягивают странностью. Возможно, перед нами шифровка.

Синильга

Николин день

Холодный, ветреный. В лесу черёмуха распускается. Обещают тёплый июнь после затяжной весны.



И каждый кадр озвучен птичьим концертом: поют все во все горлышко, от зяблика до соловья.

Collapse )
18-й философский градус

О сломанных часах

Год назад гуляли с другом в любимом Павловске, ездили на Остров Любви, махровая сирень благоухала... А нынче и черёмуха медленно распускается, как в холодном сне, едва-едва. Украли весну нашу!

А вот часы государыни Александры Феодоровны из Петергофского дворца-музея, копия славного фонтана Фаворитного, где за деревянными уточками по кругу гоняется собачонка, утки крякают, собачонка лает, и всё сие — хитрость мастера, шум бегущей воды. Часы имели солнце-циферблат на вершине балдахина, но восставшие пролетарии отломали и украли солнце, и сам механизм. "Пролетарский крокодил солнце в небе проглотил".



Фото часов с музейной страницы на лицекнижии.



"Не так ли и жизнь наша" — etc.

Хочется страстно и в Павловск, и в Петергоф, в неизменно-милые парки с дворцами. Пусть мы пройдём, как лиственная сень, а их красота останется. Всех с праздником, с Николиным днем!
мурзилка

Прилепившийся

Чему нас учит прискорбный случай с Крыловым? Не дружи с кем попало, иначе гады тебя переживут и вспомнят всё, и много лишнего. Но и от позднейших знатоков, готовых поведать, "как всё было на самом деле", спасу нет.



Юный Дмитрий Лихачёв — он разве знал, как оно на Соловках было? Прятался себе за поленницей от децимации, и палачи-чекисты расстреляли десятым — другого зэка, не его, будущего академика. А вот "Захарушка" 1975 года выпуска — он в тайны недавней истории проник, куда академикам!

Обитель в скором посмертии себе выписал, ордер получит. С железными стенами и железным потолком. Знатно в ней поджаривать станут.