yu_sinilga (yu_sinilga) wrote,
yu_sinilga
yu_sinilga

Category:

Отчего Грин позеленел

Нашла в ЖЖ писателя Владимира Березина невыразимо усладительное повествование об одной литературной мистификации:

"...теперь самое время рассказать об одном эксперименте. Как-то я послал на упомянутый конкурс один рассказ.
Рассказ этот был не мой, оттого я завел специальный аккаунт в Живом Журнале, поместил там фотографию автора (одну из малоизвестных, потому что с известными авторами есть известное обстоятельство – в какой-то момент канонизируется один их известный образ, и только внимательный читатель узнает писателя на других фотографиях). Аккаунт назывался grinevskij, а рассказ – «Пришёл и ушёл». Я, правда, изменил в нем одну букву – «ё» на «о»: «Пришол и ушол», – и вот Александр Грин поучаствовал своим рассказом в анонимном конкурсе «Грелка».
В результате чего Александр Степанович Грин был поставлен на место современными читателями.
В аккаунте появилось несколько гневных комментариев (их потом стерли авторы), из участников конкурса Александра Степановича Грин(евского) исключили с неясной формулировкой «плагиат» (ну, это организаторы сделали не от большого ума), а мне пришлось написать от его лица в его же сетевом дневнике разъяснение:
«Не всегда я могу согласиться с современной критикой моего рассказа. “Батль” – отличное имя для протагониста в вестерне. Реальная находка. Всё прочее – редкий образчик гриба нерукотворного и богоотворотного. Я бы даже сказал, есть в этом что-то от Маркеса. Батль Буэндиа отправляется в ноль».
Писали про него также: «“Пристальный взгляд попугаев” убил на месте. Бедные попугаи…». «“Комендант сидел с поникшей головой, протянув ноги, и мрачно курил” – добило. “Перебирая с видом изнеможения…” – автор, не знаю, что вы курили, но больше не надо».
Или: «“Винтовка Батля блестела, как перламутр…” – зачем это писалось?».
Или: «“Пристальные взгляды попугаев” вам, автор, полагаю, уже вспоминали не раз. Ведь нельзя же так. Так – нельзя. …Тем паче, что дальше у вас такой вот ужас: “обросшие волосами и полуголые в силу нестерпимого зноя”».
«На птицах автор как-то не по-доброму зациклен: “Огромное количество кур, снующих под ногами, наполняло своим клохтаньем все углы форта”. “Угол вала”, впрочем, тоже довольно неплох. И много-много разного прочего. Чорт! Джерри Филтон меня сегодня определенно преследует! Нельзя же ж так!»…
Некоторые читатели, впрочем, делали некоторые предположения насчет моего возраста: «Жесть какая. Я даже не разобрался, стёб это или ну очень начинающий автор». А некоторые прямо замечали: «У меня впечатление, что рассказ писал подросток», – в тридцать лет такое слышать обидно, но я понимаю, что это суровая правда.
С горькой слезой слышал я иронические слова в свой адрес: «Автор, Вы – гений, так и запишите. Название рассказа подкупает своей новизной. Не глядя в текст, можно сразу сказать, что этот рассказ порвет “Грелку”. Но, конечно, рассказ тоже нужно читать. Восхитительные обороты вроде “перед ним стоят трое, рассматривая новичка пристальным взглядом попугаев” или “движение по двору затруднялось полотнищами простынь и женских рубашек” ласкают глаз всякого внимательного читателя. Волосатые полуголые офицеры – это отдельный плюс. Стиль – ужос (орфография оригинала – В. Б.), но не ужас-ужас-ужас. Вычитка его спасет. Наверное. Если автор будет очень тщательно вычитывать.
Лучшее в рассказе:
“Почему он уходит всё дальше? – глубокомысленно спросил комендант, следя за дальнейшим уменьшением фигуры Батля.
– Это… побег?
– Побег?.. Он идет шагом, – возразил лейтенант”.
Надеюсь, дальше будет что-то получше: этот топа не заслуживает, но и в топку не пойдет. Букаф мало».
«…из него вырастет Достоевский. В крайнем случае – Пелевин».
Многие были снисходительны: «Нехорошо пинать лежачих… Поэтому не буду выковыривать из этой раковины жемчужины писательских ляпов. Но вот во время прочтения невольно закрадывается мысль, что данный рассказ всего лишь очень плохой перевод с английского». Но суровая правда победила: «Не-ет, лежачих бить надо! Может быть, хотя бы тогда они поднимутся и пойдут, то бишь, будут как-то оптимизировать свои текстá».
Впрочем, некоторые добрые читатели называли этот текст «классным» и «очень стильной, по мне, вещичкой» – за это им огромное спасибо.

Самодеятельные фантасты не читали классиков жанра (фантасты для вящего подкрепления своих позиций в литературе любят говорить, что и Гоголь был фантастом, и Свифт, и Грин, конечно). Ну, и они не читали собрания сочинений Грина. Дело житейское – это было уже следующее за советским поколение, то, которое читало Прачетта, но путалось в трех Толстых. Тут дело в том еще, что это один из ранних рассказов Грина, в котором нет всех характерных для него топонимов типа «Зурбаган», по которым он легко вычисляется. Ну, так оттого я его и выбирал – к тому же, он идеально совпадал с темой конкурса (а это предполагает, в глазах других конкурсантов, что рассказ пишется здесь и теперь)"...
berezin

Пушкин

Нравится мне сей плакат. Вот стихи, а всё понятно, хотя на тарабарском языке! И уместен здесь.


И чтоб два раза не вставать, березинский же мемуар об Ярославском совещании молодых писателей:

"Дело в том, что была такая форма работы — литературные совещания. В какой-нибудь дом отдыха или дом творчества свозили молодых писателей, они там, натурально, много пили, но всё же ходили на семинары писателей заслуженных и слушали, что там скажут про их рукописи.
В качестве приза была рекомендация в Союз писателей.
Меня друзья как-то спросили:
— Поди, страшно было тебе с фантастами, поди, пьют много и бузят изрядно?..
— Нет, — отвечал я. — не страшно. Потому как много чего я видел, в том числе и литературных совещаний. Нигде столько не пили, как на этих литературных совещаниях старого образца. Я застал одно — оно происходило под Ярославлем... Один писатель в состоянии грогги прошёл через стеклянную дверь. Он потом ходил по коридорам гостиницы как Щорс — в кровавых бинтах. След кровавый тянулся за ним по паркету. А другой молодой писатель выпал из окна, и милиционеры никак не могли понять — бить его дубинками перед смертью или нет. Уж больно страшно он ругался матом, валяясь в снегу.
Совещание в Ярославле было, как и прочие события того времени, оплачено из неведомой политической выси. Тогда приближались выборы Ельцина, и денег в начале девяноста шестого года уже не жалели.
Хотя, конечно, я тогда не заглядывал в финансовые ведомости.
Потом деньги изменили свой счёт, и народная тропа к таким большим писательским сборищам заросла"...

(А ещё тогда Дмитрий Кузьмин устроил "голубую комнату" в духе Михаила Кузмина, и покойная Люда Абаева, как тот лесник, выкинула всех томных юношей на мороз, прим. Ю.С.)
Tags: "это ЖЖ детка! здесь могут!", Улица корчится безъязыкая, на руках у беллетриста умирает Мнемозина, перепост, проклятые графоманы, феерические идиоты
Subscribe

  • Ниама из Сиама

    На Анну Андреевну А. в молодости этуаль похожа.

  • "Песни про пельмени"

    Прислали старинную книжечку. (Николай Васильевич Гоголь хотя и с галушкою, но тематически уместен на юзерпике.) Что лучшее во всемъ твореньи?…

  • "А ВЗНОСОВ НЕ ПЛАТИТ!!"

    Удачная идея: залить суховатый кулич от "Севера-Метрополя" ликёром "Куантро-красный апельсин", сразу же вспоминается позабытый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments

  • Ниама из Сиама

    На Анну Андреевну А. в молодости этуаль похожа.

  • "Песни про пельмени"

    Прислали старинную книжечку. (Николай Васильевич Гоголь хотя и с галушкою, но тематически уместен на юзерпике.) Что лучшее во всемъ твореньи?…

  • "А ВЗНОСОВ НЕ ПЛАТИТ!!"

    Удачная идея: залить суховатый кулич от "Севера-Метрополя" ликёром "Куантро-красный апельсин", сразу же вспоминается позабытый…