?

Log in

No account? Create an account

Категория: дети

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
5 августа 1941 г. Ночевать будем, вероятно, в склепе у Садовских. Сплошной хаос — и всё из-за безволия матери, поддающейся влиянию глупых разговоров, паники и т.д. Все эти бесконечные решения мне надоели бесконечно — ведет только к тому, что мать не работает, комната грязная, и питаемся в столовых Гослита или просто в столовках. Полнейшая безалаберность.

*У БАСа с женой. Но Боже мой, зачем Марина Ивановна вздумала его рожать — "вместо Ирины" — и зачем всё прочее, неотвратимое.


...как вдруг меня окрикнули: «Цветаев!»

— нет, не Цветаев, истинный Эфрон.
Когда заплывший салом колобок-кагэбист заводит любимую песенку, будто Софья Власьевна "раскрепостила бабонек", всегда вспоминаю судьбы несчастных советских женщин, пластавшихся на трех работах, с выводком детей и невнятным мужским присутствием, знавших голод, холод и сплошные унижения.

Мама вставала рано утром, готовила всем завтрак, провожала меня в школу, брата на работу, а потом вместе с папой убегала на завод. Работа у нее была тяжелая - маляр-штукатур и все детство я наблюдала, как мама прибегала домой, пахнущая масляной краской и я частенько знала каким цветом она сегодня работала (мелкие точечки краски на лице она не всегда замечала). Прибегала домой в семь, а иногда и часов в 11 вечера, потому что где-то, у кого-то делала ремонт в квартире за отдельные деньги.

обыденность семейного ада...Свернуть )

Простая татарская девушка восхваляет бездны рабского терпения своей несчастной матери.

Муж-татарин — это, конечно, особенный ад, с азиатским колоритом. Но и в "традиционном семейном укладе" русских тоже ничего хорошего не вижу, пусть прот. Ткачёв женится на прот. Смирнове и спокойно себе вот это самое. Прежде всего это не традиционный уклад, женщина в традиционном обществе занималась исключительно репродуктивным трудом: уходом за детьми и стариками, вела домохозяйство.



Как же я рада сейчас, что ещё в юности сделала окончательный выбор между "простым женским счастьем" — и литературными занятиями. 

Чужая душа - котёнки

Серенькая Муся принесла пятерых во втором окоте; котята ещё не вполне продрали голубые глазки, а она их перетаскала в чемодан под лавкой. Малыши расползлись, отчаянно мяукали, я искала их в траве. Старушки переполошились: "ахти, собаки разорвут ночью!"



Кормящая мать, и сосок выставлен всем на обозрение.

Говорю старшим котяткам: "Ваша глупая мамка опять клонировалась!"

Портрет одного из героев крупным планом...Свернуть )

Борис САДОВСКОЙ

В ресницах солнце забродило,
И создает из пустоты
Зрачков таинственная сила
Павлиньи краски и цветы.

Гляжу, прищурясь: их разливы
Лазурью радужно горят.
Они со мной и мною живы,
Другие их не повторят.

Так я творю, в цветах и птицах,
Весну неповторимых дней,
Так бродит в божеских ресницах
Стоцветный луг души моей.

1918
В страшную жару Серенькая с двумя котятами, мелкими копиями себя (третьего котёнка, бойкого черныша, у неё забрали соседи, носили к ветеринару и пристраивают в хорошие руки), улеглась дремать под сиренью. Я сбегала домой за фотоаппаратом и кусочками сальца от ветчины.



Появилась подружка Серенькой, Богатка, хвост немым вопросом: "Дадут ли сала?"



Многафотак-малобукафф...Свернуть )



И новости благоустройства...Свернуть )
Пензенским куприноведом Т. А. Каймановой в журнале "Сура" (№ 146. 2018) впервые опубликован полный текст письма Черного из Рима — Куприну в Париж. Ранее выдержки из него приводились в мемуарах дочери писателя "Куприн — мой отец" , но оказалось, что истинное содержание оставалось неизвестным. Написано летом/осенью 1923 г. и подводит итоги первого эмигрантского — берлинского — опыта. В выражениях поэт не стесняется (он в них никогда не стеснялся).

«Roma, 37. via Rovereto 15.

Дорогой Александр Иванович!

Письмо Ваше залежалось в Берлине на нашей старой квартире, и только на днях переслали его в Рим. Получил и № „Русской газеты“ с Вашим рассказом. За посвящение — спасибо.

Я тоже человек мрачный, но всё же думаю, что племени Чичиме не угрожает такая черная перспектива, как Вы рисуете. Как ни злобствует красная и полукрасная сволочь, всего им, конечно, не истребить. Вот, пожалуй, единственное утешение, которое нам осталось.

А вообще – всеми силами стараешься сбросить с себя эмигрантскую кожу и наплевать своей собственной тоскою в душу.

В этом Вам, близкому человеку, признаюсь первому. И думаю, что не осудите: это не дезертирство, не измена, просто гордость встает на дыбы. Я, Вы и немногие сотни разбросанных по всему глобусу однозвучных по духу зрячих людей попали в похабную эпоху, что нам в ней и с ней делать? Доказывать тигру в эмигрантских газетах, что он кровопийца и негодяй? Вегетарианцем он от этого не станет, а сами мы ему давно цену знаем. Дробить честную ненависть и боль на тысячу оттенков и, забыв общего врага, калечить друг друга полемическим боксом? Скучная задача: вот хотя бы Кускова , одержимая манией величия русская суфражистка , какими словами ей да и незрячим докажешь, что ей, словоблУднице, лучше бы в приюте для русских детей ребятам ноги мыть, чем писать надменные социал-ухарские реляции «о завоеваниях великой русской революции», о разумности вывоза последнего русского зерна из России и пр. и пр.

Я в Берлине видал сотни полуиезуитов (русских, евреев – любой масти), которые самые смрадные выводы и расчеты, самые низменные ставки на собственное благополучие подпирали для приличия вот такой кусковской «идеологией», слово в борьбе с ними бессильно, а бить их комодом по голове, к сожалению, нельзя. Что делал бы в нашу эпоху сам Щедрин, человек железной руки и сердца, который, казалось бы, никакого навоза не боялся? Заболел бы разлитием желчи, отрезал бы где-нибудь в ресторанах перочинным ножом уши Илье Василевскому , а потом у себя в номере открыл бы на ночь газ и исчез… Представьте только себе: цензором бы у него был г. Гессен , аудитория – измученные человеческие тени, загнанные всякими картофельными кризисами в такое полубытие, что и подумать жутко, враги – сменовеховская челядь, зауряд – Азеф , либо недосягаемые сатрапы типа Зиновьева, марксистские вурдалаки, у которых всё рыло человечьей кровью измазано.

И вообще не было на свете трудней и бездарней задачи! Кто у нас раньше в далекие человеческие времена вступал в словесный бой с шулерами, шпионами, Азефами, Марианной Скублинской – варшавской детоубийцей, и пр.,
что против них детские надсоновские рифмы о «Ваале и идеале», да что Надсон, Толстой со своим «не могу молчать» надорвался бы в наши дни: ибо против клопов только крутой кипяток действителен.

А крутой кипяток давно разбавлен лавиной эмигрантских слов, омерзительным равнодушием и предательством Европы и, главное, тем рабьим одурением, в какое вогнал бездарный и страшный советский быт своих несчастных подданных.

Остался лишь русский язык...Свернуть )


Художник Иван Владимиров в своих "революционных акварелях" предвосхитил советскую культуру. Кто эти крестьянские дети, как не члены Союза композиторов? Эх, Мурадели-ркацители!



Хороши необычайно и гегемоны с марусями в Царской ложе театра. Живо вспомнился нагибинский тесть Лихачёв, в духе сркн повествующий о своем посещении театра с женою (из "Моей золотой тещи").

О членах Союза писателей Триэсэрии милосердно умолчим. Вся ваша "советская культура" подъедала остатки бывшей русской. "Убили и съели".

«Типичное» для нашего времени психическое зат­руднение — не истерия, как во времена Фрейда, а шизо­идный тип, то есть, человек, который отделен, оторван, утратил привязанность, имеет тенденцию к деперсонали­зации и выражает свои проблемы смысловыми интеллектуализациями и техническими формулировками... Есть еще множество проявлений, которые изолируют, отчуж­дают самость (self) от мира».

...Невротичное Я доминирует над телом, шизоидное Я отрицает тело, а шизофреническое — диссоциируется с ним… Отличия четко видны на примере того, как по-разному люди откликаются на сексуальные стремления. Для здорового человека секс — это выражение любви. Невротичное Я рассматривает секс как способ достижения или утверждения. Для шизоидного Я секс — это возможность получить физическую близость и тепло, от которых зависит живость. Шизофреническое Я, оторванное от тела, не находит смысла в сексуальном взаимодействии.

...Термин «шизоид» имеет два значения. Он означает, во-первых, тенденцию уходить от реальности и, во-вторых, расщепление единства личности. Один аспект связан с другим, и эти переменные позволяют судить об эмоциональном здоровье или заболевании человека.

типичное для явно шизоидных индивидуумов высокомерие.

Описывая шизоидную личность, обычно пользуются фразами, типа «вне тела» или «не весь здесь». Мы ощущаем его отделенность или уход. Это впечатление создают пустые глаза, похожее на маску лицо, ригидное тело и отсутствие спонтанности. Умом он присутствует, как вошедший в поговорку рассеянный профессор, который погружен в свои раздумья. Шизоидный индивидуум сознанием понимает окружающее, но на эмоциональном или телесном уровне с ситуацией не соприкасается. К сожалению, у нас нет отдельного выражения, обозначающего «разумное неприсутствие».


Дальше - больше...Свернуть )



Календарь

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Taylor Savvy