Category: еда

гоголь

"Время нереально": электронная версия

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
Людвиг

Едоки картофеля

Из дневника Корнея Чуковского на сайте онлайн-дневников "Прожито":

«Очень интересно рассказывает она о смерти Николая Александровича Пыпина: Пыпин жил у меня на Ленинградской квартире. Когда-то, лет десять назад в качестве бывш. военного, он был выслан из Л-да в Саратов. Я похлопотал о нем у Катаняна и тем погубил его, п. ч. в Саратове он жил бы до сей минуты, а в Л-де он умер от голода. Женат он был на Екат. Николаевне — и отношения у них были чопорные, церемонные — в петерб. стиле. И вот оказывается — незадолго до смерти он украл у нее одну картофелину, заперся в ванну и съел, а она стояла у двери и кричала:

— Н. А., вы — вор! вор! вор! Никто не знает, что вы вор, а я осрамлю вас перед всеми.

Вот — голод. А прежде всю жизнь он целовал у нее ручку и водил в концерты».

А я всей душевной силой желаю, чтобы Чуковскому, Катаняну, Лиле Брик, — всем «чукам и гекам» поганой советской литературы, — в аду забивали и забивали в пасть мёрзлую картофелину, и чтобы так продолжалось до Страшного Суда, за расчеловечивание русских людей, за «всем сердцем принятую Октябрьскую революцию», за всё хорошее…

Не забывайте, что это была вторая блокада в Петербурге, после первой — большевицкой.

Упоротый Лис

Дудит в свою дуду

Опять страстные комплименты себе, любимой, опять русская литература не просто маленькая, а оо-очень маленькая, писатели не умеют заниматься бизнесом, но, по счастью, открыты такие поразительные таланты, как Глуховской и Сальников, и Водолазкин. Эти — умеют!

Поскорее бы неназываемая маркетологиня (все и так угадали с первых строк, кто она) прекратила корчить из себя интеллектуалку. Ей к лицу реклама "эксминых книжек", вроде этой, якобы о секретах очарования французских женщин, с незатейливым "продакт-плейсментом":

"Николь поясняет, что эти сардины изготовлены на фабрике в Сен-Жиль-Круа-де-Ви и что на каждой банке проставлена дата, начиная с которой рыбки, как и французское вино, становятся только изысканнее и вкуснее. На самом деле срок их хранения может достигать десяти лет, и каждой баночке присуждается собственная престижная маркировка.
Сказать по правде, после этого удивительного подарка я уже вряд ли буду когда-нибудь относиться к консервам из сардин как к чему-то обыденному!"
Leila

Доля! Советская долюшка женская...

Когда заплывший салом колобок-кагэбист заводит любимую песенку, будто Софья Власьевна "раскрепостила бабонек", всегда вспоминаю судьбы несчастных советских женщин, пластавшихся на трех работах, с выводком детей и невнятным мужским присутствием, знавших голод, холод и сплошные унижения.

Мама вставала рано утром, готовила всем завтрак, провожала меня в школу, брата на работу, а потом вместе с папой убегала на завод. Работа у нее была тяжелая - маляр-штукатур и все детство я наблюдала, как мама прибегала домой, пахнущая масляной краской и я частенько знала каким цветом она сегодня работала (мелкие точечки краски на лице она не всегда замечала). Прибегала домой в семь, а иногда и часов в 11 вечера, потому что где-то, у кого-то делала ремонт в квартире за отдельные деньги.

Collapse )

Простая татарская девушка восхваляет бездны рабского терпения своей несчастной матери.

Муж-татарин — это, конечно, особенный ад, с азиатским колоритом. Но и в "традиционном семейном укладе" русских тоже ничего хорошего не вижу, пусть прот. Ткачёв женится на прот. Смирнове и спокойно себе вот это самое. Прежде всего это не традиционный уклад, женщина в традиционном обществе занималась исключительно репродуктивным трудом: уходом за детьми и стариками, вела домохозяйство.



Как же я рада сейчас, что ещё в юности сделала окончательный выбор между "простым женским счастьем" — и литературными занятиями. 
мурзилка

— Передам! — сказал Каганович

"Взойдя на трибуну, он долго молчал, насупив брови, потом негромко сказал:
— Стыдно! — посмотрел в притихший зал и еще раз повторил: — Стыдно! — Видно, это одно слово, одно это чувство и нес он на трибуну. — Стыдн
о! — в третий раз и уже очень громко, с силой произнес он, и Виктору даже издали показалось, будто слезы блеснули на глазах старика. — Для нас, шахтеров, ничего не жалеет правительство! — продолжал Прокоп Максимович. — Килограмм хлеба получаем мы в такое трудное с продовольствием время. Килограмм! Никакой другой рабочий столько не получает. Только мы, шахтеры. А как мы оправдываем этот дорогой килограмм? А? Стыдно! — Он вдруг повернулся лицом к президиуму. — Так и товарищу Сталину передайте. Лазарь Моисеевич, мол горняки сами понимают: стыдно!
— Передам! — сказал Каганович."


(Борис Горбатов. Цитату нашла критик Елена Иваницкая.)
Пародии на соцреализм избыточны, сам текст - лучшая из пародий.
Ферзь Ю-ю

Успехи стамбулизации

Нынче с утра успела покормить котят, недовольных переменой погоды, трижды, причем в третий раз Серенькая, Le Chat Sauvage (в прошлом - котёнок-футболист по кличке Серый, а ныне кормящая мать), получила мелко нарезанную сосиску. Чудесное умножение ветчины и сосисок! Стоит у подъезда тумбочка, а в ней оказалась миска и приготовленная кем-то еда для котов.  "Где вы берете деньги? В тумбочке" (с). Вот вам смешно, а я как накормлю кошек, кто-нибудь из читателей заказывает мои книжки и переводит денежки, наверное, хвосты и хвостики молят божественную Бастет о неистощении источника благ.



Серенькая потом ещё долго тёрлась щеками о мои ноги и учила котят тому же. Поразительно, как они ухитряются одновременно есть и тарахтеть-мурлыкать над миской.

Collapse )

Ферзь Ю-ю

Но есть и хорошие новости



У нас во дворе объявился новый котёнок: рыжик, точно как на этой фотке, и с голубыми глазками! Крохотный и шкодливый. Смешно топырит малюсенький хвостик, через преграды перескакивает, как на пружинках.

Чадо красивой дворовой кошки-богатки и юного рыжего котика: во двор весной они выходили, обвившись хвостами, и напоминали купчиху Белотелову и ледащего Бальзаминова; потом рыжий кот куда-то делся, а богатка нынче вывела показать свою кроху.

Побила лапой детёныша Серой, лакавшего молоко, пока подруги не было близко, бедняжка вспискнул и отскочил от миски. "Зачем обижаешь чужого ребёнка? Я принесу вам всем сальце от ветчины", сказала я богатке. Та пробежала по клумбам и встретила меня у моего подъезда, заглянула в глаза: "А не забудешь? Сала моему рыжику!" (Боже Премудрый, Творец всяческих, умудрил Ты пониманием даже такую малую тварь!) Возможно ли забыть.

Ферзь Ю-ю

Котофильм "Всё лучшее - детям!"

В страшную жару Серенькая с двумя котятами, мелкими копиями себя (третьего котёнка, бойкого черныша, у неё забрали соседи, носили к ветеринару и пристраивают в хорошие руки), улеглась дремать под сиренью. Я сбегала домой за фотоаппаратом и кусочками сальца от ветчины.



Появилась подружка Серенькой, Богатка, хвост немым вопросом: "Дадут ли сала?"



Collapse )



Collapse )