Category: искусство

гоголь

"Время нереально": электронная версия

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
Leila

Фемины акварельные

Французские акварельки Луи Икара (Louis Icart).

На сей раз с котиком - всего две.



"Кошечки".



"Букет котят".

А теперь - ню.
Collapse )



"Метель". 1923.



"Весна". 1919.

А вот предыдущие подборки этого художника, обе не без вечных ценностей, возвеличенных ещё в Древнем Царстве.
Первая.
И вторая.
Ферзь Ю-ю

Вечная Женственность, или Найди кота!



Gustav Adolf Mossa, "Sie" ("Она"), 1905.

Ewig-Weibliche, с ангельски-невинным лицом и зрелой плотью, в позе сфинкса попирает гекатомбы мужских трупов, гнездо смерти свито в её волосах зловещими воронами, на ожерелье три кулона: пистолет, нож и яд, а средоточие божественного магнетизма между чресел.

Уберите детей от ваших мониторов.

Collapse )
Leila

Картина маслом



"Хер тебе, в Москву уеду, выучусь в Лумумбарии, буду русской писательницей!" - отвечает освобожденная женщина Востока мужскому шовинисту.

И ей почему-то веришь...
Leila

Воспоминательное

Год назад мы с френдом "Тонненбаумом" к достойному русскому художнику, мастеру полотен на исторические темы, Сергею Алексеевичу Кириллову в мастерскую ходили, пять тушек "Сиринов" — законную долю — отнесли. Хорошо посидели, душевно. "Вот свадьба серьёзного текста и моей картины!" — молвил Кириллов. Чёрный опричный игумен Иоанн на обложке "Двуликого Сирина" — его кисти.

(Скучаю по московским друзьям, но нынче, кажется, не выйдет поездки.)