Category: медицина

гоголь

"Время нереально": электронная версия

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
32 gradus

Хорхе Луис БОРХЕС. Чернильное зеркало

Сведущие в истории знают, что самым жестоким правителем Судана был Якуб Болезный, предавший страну несправедливым поборам египтян и скончавшийся в дворцовых покоях 14 дня месяца бармахат 1842 года. Некоторые полагают, что волшебник Абдуррахман Эль Мапсуди (чье имя означает «Слуга Всемилостивого») прикончил его кинжалом или отравил, хотя естественная смерть все же более вероятна — ведь недаром его прозвали Болезным. Тем не менее капитан Рикардо Франсиско Буртон в 1853 году разговаривал с этим волшебником и рассказывает, что тот поведал ему следующее:

«В самом деле я был посажен в крепость Якубом Болезным из-за заговора, который замыслил мой брат Ибрагим, бездумно доверившись вероломным черным вождям: они же на него и донесли. Голова моего брата скатилась на окровавленную плаху правосудия, а я припал к ненавистным стопам Болезного и сказал ему, что я волшебник и что, если он дарует мне жизнь, я покажу ему такие диковинные вещи, каких не увидишь с волшебной лампой. Тиран потребовал немедленных доказательств. Я попросил тростниковое перо, ножнички, большой лист венецианской бумаги, рог чернил, жаровню, несколько семечек кориандра и унцию росного ладана, потом разрезал лист на шесть полосок, на первых пяти написал заклинания, а на оставшейся — слова из славного Корана: "Мы совлекли с тебя покровы и взор твой пронзает нас». Затем я нарисовал на правой руке Якуба магический знак, попросил его собрать пальцы в пригоршню и налил в нее чернил. Я спросил его, хорошо ли он видит свое отражение в лунке, и он отвечал, что да. Я велел ему не отрывать взгляда, воскурил кориандр и росный ладан и сжег на жаровне заклинания, а потом попросил назвать то, что ему хотелось бы увидеть. Он подумал и сказал мне, что хотел бы увидеть дикого жеребца, лучшего из всех пасущихся на лугах у края пустыни. Посмотрев, он увидал привольный зеленый луг, а потом — проворного, как леопард, жеребца с белой звездой на лбу. Он попросил показать ему на горизонте большое пыльное облако, а за ним табун. Я понял, что жизнь моя спасена.

Едва светало, двое солдат входили ко мне в тюрьму и отводили меня в покои Болезного, где уже ждали ладан, жаровня и чернила. Он высказывал пожелания, и я показывал ему все, что ни есть в мире. В пригоршне ненавистного было собрано все, что довелось повидать уже усопшим и что зрят ныне здравствующие: города, жаркие и холодные страны, сокровища, скрытые в земных глубинах, бороздящие моря корабли, орудия войны, инструменты врачевания и музыки, пленительных женщин, неподвижные звезды и планеты, краски, которыми пользуются неверные, когда пишут свои мерзкие картины, растения и минералы со всеми их сокровенными замечательными свойствами, серебряных ангелов, чей хлеб — хвала и превознесение Господа, раздачу наград в школах, фигуры птиц и царей, хранящиеся в самом сердце пирамид, тень быка, на котором покоится земля, и рыбы, на которой стоит бык, пустыни Всемилостивого Бога. Он увидел вещи неописуемые, такие, как улицы, освещенные газовыми рожками, и кита, который умирает при звуках человеческого голоса. Однажды он велел мне показать ему город, который называется Европа. Я показал ему главную улицу и полагаю, что именно тогда в этом многоводном потоке людей, одетых в черное, и нередко в очках, он впервые увидал Закутанного.
Collapse )
Ферзь Ю-ю

С КОВАРНЫМ СОКОМ БЕЛЕНЫ ВО ФЛЯГЕ, или САМЫЙ УЖАСНЫЙ ДЕНЬ



Август тёплый, солнышко. Нынче старушка соседка меня подбила полечить котят и кошек каплями "БлохНэт" (притащила от ветеринара лекарство с турецким акцентом). После обеда котята вслед за Серенькой (она же Муся) доверчиво подошли по очереди, чтобы их приласкали, тут-то я им на холку и на затылочек налила лекарство. Рыжего котика удалось в прыжке попрыскать, а красотка-богатка увернулась, так и будет блохастая. Старого кота экзекуцией не унижали.

Котятам неприятно, у одного, серого, слюнка полилась, запрыгал как балерун, воздушными батманами. Спустя два часа сердито чесался обо все углы, но плоды шиповника отфутболивал лапками, а Серенькая-мать спокойно спит на лавке, на подушечке; вскинула на меня зеленущие глаза и подставила белую манишку, чтобы почесали.

Прогулялась по лесу. Нашла подосиновик чистенький, ни одной чёрной точки, ароматный. Нанизала на веточку возле беличьей кормушки.

У дома уселись прямо на асфальте два дошколёнка с горестным видом, один жалуется:

— Сегодня самый ужасный день в моей жизни.

Друг, со вздохом:

— Да, самый ужасный... Ты сломал самокат.
королёк

Курьёз или симптом?

Сообщают: "Письма к Вере" вышли с клеймом "Содержит нецензурную брань" из-за единственной цитаты из Пушкина "...на шашни молодых блядей". Верх ханжества, упоротого милоно-мизулинства.

После свободных нравов ХХ столетия (за исключением поздне-сталинской стариковской аскезы), после сексуальной революции шестидесятых мир скатился в фальшивое викторианство, притом что нравственнее американцы (не говоря уже о русских, но это заокеанская чума) отнюдь не стали. Понятно, детишек надо охранять и беречь, но разве детишки польстятся на письма Набокова? Общество подражает анекдотической ханже, недоумевающей, откуда у ее кошки берутся котята: "Ветеринар, как вам не стыдно, это же родной брат моей кошечки!"

азбука-аттикус.jpg
32 gradus

Ария Индийского гостя, или Даём сверх плана!

Вчера при разысканиях, отчего скоропостижно скончался третий жених Елисавет Петровны, в статье "Оспа" нашла удивительные подробности о временах не столь далёких:

Collapse )

Замечательная зарисовка нравов Совка: и гнусное блядство советского "художника", и "комиссионка", куда помчались достойные соперницы, и прилетевшая по воздуху, от погребенного в далёкой Индии брамина, смерть носопыркиным - не данс макабр, а воздушный полёт скелета с косой. Был бы человек с петушиной фамилией не плакатистом (оцените подлость плакатов его работы 1933 и 1948 гг.), а интуитом, мог бы, в предчувствии скорой гибели, изобразить мистический офорт в духе Гойи, да куда там! А история вышла мистическая, со зловещей издёвкой а-ля Мамлеев-Стефанов-Головин.

кокорекин_1933

kokorekin_1948
гоголь

Вести из Праги

Пока я валяюсь дома с весенней ангиной, досточудная Инесса Ципоркина и славный Антон Нечаев тиснули в пражском "Процессе" развёрнутую рецензию на моего "Дв. Сирина". Та, что была в её ЖЖ - черновик, а вот настоящая критическая статья, из тех "проблемных", что любила публиковать "Литературка" в почти былинные времена, когда критики еще не разучились связно выражать свои мысли.

Кто меня ругал или хвалил за "жизнь, что оказалась длинной"? Да все ведущие критики, было дело в позднем палеозое. Но читать Инессу Ц. мне всего приятнее: орлим оком зрит она сквозь текст. Посему выпью за её здоровье чашку куриного бульона и аспирином закушу!

Collapse )


гоголь

Синдром Робертино Лоретти

И повел Его в Иерусалим, и поставил Его на крыле храма, и сказал Ему: если Ты Сын Божий, бросься отсюда вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе сохранить Тебя;  и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. (Лк. 4, 9-11.)

Затронули тему вундеркиндов и их прискорбного взросления у френдессы, и мне вспомнилась поэтесса Ника Турбина, в детском возрасте собиравшая залы под крылом доброго дяди Жени Евтушенко, который написал ей предисловие к книжке, выталкивал под софиты телекамер: "Вот восьмилетний поэт! Маленькая Анна Ахматова! Крохотная Марина Цветаева!" - и её взрослое опустошение куклы-мальвины, брошенной за ненадобностью. Я помнила, что она выбросилась из окна, но осталась живой, покалечив позвоночник. Однако сведения мои устарели. Очередной полёт - после многих попыток отравиться, психушек, запоев и демонстративного пиления вен - ей все-таки удался. А ведь какая звучала "Джама-ааааайка": в 10 лет - "Золотой лев" на состязании поэтов, московская золотая богема, Иосиф Бродский, киносъемки и заграничные турне.

Алиса_хоррор

Алиса, Белый Кролик был заводной приманкой...

(До нее жил подросток-поэт с говорящей фамилией Полетаев: тоже полетел в 18 лет из окна.)

Детская гениальность - это грозный диагноз. Полагаю, что ею обременены дети нарциссических матерей, обреченные ради тщеславия и корысти взрослых на катастрофически раннее развитие. Например, бедняжка Ника, по словам её бабушки, выступавшей в роли антрепренёра в тандеме с дядей Женей Евтушенко (которого, несомненно, и за это, в ряду его многочисленных подлостей, поджарят в аду), с двух лет спала по два часа в сутки. А на ночь малютке добрые взрослые читали лермонтовского "Демона" (напомню, художник Врубель помешался на нем).

"- Еще крошечной Никуше мы читали и Лермонтова, и Данте, - вспоминает Людмила Владимировна. - "Печальный Демон, дух изгнанья" - было ее любимым. У нас в доме всегда были люди, поэзия, музыка. Мы были счастливы: Никуша, ее мама, я...
Когда девочке было года три, Майя мне сказала: "Ты знаешь, Никуша шепчет какие-то стихи. Они очень страшные". Вот, например: "Темная луна, Темная луна, Загляни ко мне В черное окно, - Черная сама."

Счастливы, ага: водили девочку к экстрасенсам и колдуну Кашпировскому, "что это Никуша не спит?" Совки-совочки. Но далеко не такие наивные, как кажется: одержимая девочка была ресурсом семьи, источником жизненных благ.

Тогда у советских интеллигентов было в моде - умучивание собственных детей: зимой гонять голеньких младенцев босиком по снегу и обливать холодной водой,  поощрять несоответствующее возрасту чтение, нарушать режим дня и ночи: "рисуй-рисуй, доченька!" - до скоротечного инсульта в 16 лет. Некоторые умники пытались двухмесячных высаживать на горшок. Пытку фортепиано и скрипочкой как инфернальными орудиями казни (сущий Иероним Босх!) стоит ли упоминать? Конечно, всем этим педагогическим новаторам мечталась награда: статьи в прессе о вундеркинде и его замечательных родителях, давших миру сверхчеловечка, и телепередачи, телепередачи, "вон та вожделенная маленькая коробочка для домомучительницы фрекен Бок!"

Гениальности в детских стихах Ники Турбиной я не вижу: всюду подражательность, цветаевские-ахмадулинские интонации, заимствованная ритмика, ложная многозначительность.

"Убаюкайте меня, укачайте
И укройте потеплей одеялом.
Колыбельной песней обманите,
Сны свои мне утром подарите.
Дни с картинками,
Где солнце голубее льда,
Под подушку утром положите.
Но не ждите, слышите,
Не ждите.
Детство убежало от меня."


Выросла и стала неудобна: в школе конфликты, в институте культуры, куда ее зачислили без экзаменов - по протекции дочери барда Галича - учиться не смогла, -  враньё, цирк, девиации демонстративного истероида. Куда её теперь, раз взрослые наигрались? "В поликлинику сдать, для опытов".  Бедная, бедная, бедная. Такая "ломка" - после наркотика слишком ранней славы - худшего из наркотиков.

Золушка_хоррор

После бала.



Прав Томас Манн в любимой моей новелле "Тонио Крёгер": "Литература не призвание, а проклятие, – запомните это. Когда ты начинаешь чувствовать его на себе? Рано, очень рано. В пору, когда еще нетрудно жить в согласии с Богом и человеком, ты уже видишь на себе клеймо, ощущаешь свою загадочную несхожесть с другими, обычными, положительными людьми; пропасть, зияющая между тобой и окружающими, пропасть неверия, иронии, протеста, познания, бесчувствия становится все глубже и глубже; ты одинок – и ни в какое согласие с людьми прийти уже не можешь.

Страшная участь! Конечно, если твое сердце осталось еще достаточно живым и любвеобильным, чтобы понимать, как это страшно!.."


Collapse )

Не растите гениев, матери, - пожалейте своих детей! Пощадите их. К ч... все невзятые Трои, лучше счастливая и долгая жизнь в безвестности, всё едино на незащищённую пяту припадать им придётся: не отравленная стрела врага - так заноза от родных и близких.