Category: общество

гоголь

"Время нереально": электронная версия

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
Упоротый Лис

Предмет "Большой фиги"

Исчерпывающе раскрыт в диалоге из булгаковской пиэсы:

Я к и н. Я... я... Житие мое...
И о а н н. Пёс смердящий! Какое житие?!

Когда-то Веничка Ерофеев забавлял, "прикалывал", как тогда говорили; с избавлением от тотального советского пьянства перестал быть интересен. Скабрезный анекдотчик, вроде превознесенного без меры Довлатова. Писать его житие — в самый раз для триады "филологов из Педа", прибыльное и никчемное занятие.
мурзилка

Символ Лумумбария



Френд Ягужинский, у коего я одолжилась этим шедевром советской ненаглядной агитации, замечает, что ласкают друг друга герои "Криминального чтива", Винсент Вега и его напарник-негр.

Пара к этому, с голубками.

Синильга

Введенье ломает леденье



Мануил Панселин. Фреска Успенского собора Протата, Карея, Афон. Кон. XIII — нач. XIV в.

Возсия день радостен / и праздник всечестен: / днесь бо яже прежде Рождества и по Рождестве Дева пребывши, / в храм Господень приводится, / и радуется Захария старец, родитель Предтечев, / и вопиет весело: / приближися, Предстательница скорбящих, / в храм святый, яко Свята, / освятитися во обителище Всецаря. / Да веселится Иоаким праoтец, и Анна да радуется, / яко принесоша Богу яко трилетствующую Юницу / непорочную Владычицу. / Матeри, срадуйтеся, девы, взыграйте, / и неплоды, сликовствуйте, / яко отверзе нам Небесное Царство пронареченная Всецарица, / радуйтеся, людие, и веселитеся.


...И вправду оттепель. Ветер южный.
Leila

И о погоде в Городе на Неве

Мало того, что в первый новокалендарный день зимы Питер замело весь, так ещё вдобавок в РНБ сегодня нашли место «Открытым чтениям произведений маркиза де Сада».

Прислал начитанный френд цитату кстатическую:

В тот день, казалось, сама погода решила споспешествовать гнусным замыслам наших распутников и надежнее, чем всякие предосторожности, укрыть их от глаз всего света. Снег выпал столь обильно, что завалил окрестную долину и закрыл доступ к пристанищу наших злодеев даже дикому зверю; среди людей и без того не нашлось бы ни одного, кто решился бы до них добраться. Невозможно вообразить, как благоприятствует сластолюбию подобная безопасность, и чего не предпримешь, когда можешь сказать себе: «Я здесь один, я здесь на краю света, избавленный от всех глаз, и ни одно существо не явится ко мне: нет больше никаких мешающих мне пут, нет никаких преград». С этой минуты желаниям нет удержу, и безнаказанность, их помощница, опьяняет безгранично.

Collapse )
гоголь

О книжной торговле и советских назначенцах

Новиоп, выходец из какого-то Кимовска, по имени Модест Колеров (нарочно не придумаешь, а он вот, лысиной сверкает и устроен пропагандистом в ИА "Регнум") сообщает со слов торговой дамы из книжного магазина "Москва", что издания о русской монархии (характерно употребленное пропагандистом советское словечко "царизм"), о русской литературе "Золотого и Серебряного века" читателю не нужны, а вот книжки о советском периоде хорошо продаются.



"Утро вашей родинки"

Ну, что сказать? В советской стране свободная книжная торговля невозможна по определению, так основоположник завещал в программной статье "Партийная организация и партийная литература". Книжный рынок в руках монополиста, Софья Власьевна и не умирала, полежала в глубоком обмороке в 90-х и встала бодрее прежней. Кому давали "Большую книгу" в 2017-м и в какой обстановке — все помнят, кто здесь считается историком — тоже "все в курсе", кто получает от гос-ва гранты на издание безконечных сталинских ударов — тоже знаем. Выделяют средства даже на региональные издания "красносмердяйская ячейка комсомола в мужании и одолении: к столетию организации". К столетию Че-Ка были издания, средства освоены под рубрикой "патриотическое воспитание".

Да и зачем советским чужая история.

И всё-таки даже малейшее возражение краснопузых выбешивает. Ну-с, хорошее повтори и ещё раз повтори:

Надо вспоминать настоящее родство, не с октября 17 года русская история началась.

Мои книги по-прежнему можно купить: не в книжном магазине "Москва", а у автора. Книга — лучший подарок к Новому году.

32 gradus

Приход колдуна на свадьбу

«Рассказывают, что из церкви Лермонтов поспешил прежде молодых в дом жениха и здесь, в суете приема молодых, сделал оригинальную шалость: он взял солонку и рассыпал соль по полу. ’’Пусть молодые новобрачные ссорятся и враждуют всю жизнь’’, — сказал Лермонтов тем, которые обратили внимание на эту умышленную неловкость» (историк Михаил Семевский, издавший записки Катиш Сушковой).

Хотя незабвенный Г.А.Б. и спорил со мной по поводу романа Садовского  "Пшеница и плевелы", все-таки Мишель
демон.
гоголь

Вам, травматики!

"Когда критик говорит о книге, что она «искренняя», тут же понимаешь, что она:
а) неискренняя и б) плохо написана"
(У. Х. Оден).

Книга должна быть искусной, книга — сочинение, а не милицейский протокол или запись в истории болезни.
Синильга

Папа

Повтор записи ноября 2011 года, тогда была первая годовщина, теперь девятая.





Отец мой, Владимир Федотович Старцев, родился в Рождество Христово 1949 года (по народной примете, в великий Господский праздник рождаются люди с несчастливой судьбой). Происхождением из русской купеческой семьи, сибиряк с Алтая, осиротел в пять лет и попал в детдом. Бабка могла бы забрать детей (семеро по лавкам было), кабы не мотала очередной срок в лагерях по политической статье ("каэрка", была унтер-офицером сначала у Колчака, затем у атамана Семёнова). Умер отец 23 ноября 2010-го, лёгкие, сожжённые горячим цехом, не выдержали аномальной жары в то страшное лето. У советского маляра Иогансона есть картина «На старом уральском заводе», а вот старый Норильский завод – Медный. Папа в центре стоит (бригадир). Всю свою недолгую жизнь он ненавидел Софью Власьевну, и в нашей семье по обеим линиям родства "партейных" не было.

Я внешностью вылитый отец, одни глаза мамины, татароватые. А то были бы прекрасные голубые, огромные, как у бедного моего папы.


Совершенное младенческое впечатление счастья – летний Норильск, заполярное солнце, с немыслимой щедростью в три часа ночи заливающее асфальт и чахлые кустики, обреченные умереть ближайшей зимой, я пою и прыгаю, оглядываясь на молодых, смеющихся, идущих рядом маму и папу,  безсмертных и прекрасных, а над проспектом несется развесёлое: "Ты никогда не бывал в этом городе светлом"...

Ты никогда не уйдешь из этого светлого города, папа.


В 16 лет он уехал строить Норильские заводы – Никелевый, Медный, "Надежду" – для того, чтобы сжечь лёгкие в смраде серном, в ледяном кругу Дантова ада, чтобы белоснежные бляди летели за Прохоровым по склонам Куршавеля, а толстомордый  Гоги – "наследник Российского Престола" – изображал представителя "Норникеля" среди западных Людей Доброй Воли из Неправительственных Гуманитарных Организаций.


Collapse )
шпиЁны

Благодарность за сinq sous



Худ. Анри Жоффруа. "Прятки". ("Это не ты мне денежку перевёл?")

Карту "Моментум" в Сбербанке, по заявленной рекламе, оформляют в течение десяти минут. Мне же завтра в шестой раз (шестой день!) придётся  топать в Отрадненское отделение Сбера, потому что эта милая государственная банковская организация НЕДЕЛЮ не в состоянии подключить мне "Мобильный банк", никаких смс-ок на телефон не шлют к обеду не зовут, по отчеству не величат. Довольно протяжённый моментум, не так ли? Не сочтите меня неблагодарной: не знаю, кто именно послал мне "Cinq sous рour monter notre ménage" - один ли человек, или несколько читателей моего ЖЖ, но сегодня была счастливо изумлена вашими щедрыми дарами, проверив в банкомате "баланс карты". Да благословит Господь ваше доброе сердце!

Благодарствую также руководительнице Союза российских писателей Светлане Владимировне Василенко за денежную помощь от СРП, к моему юбилею.

Теперь я до весны дотяну и, может статься, напишу несколько новых рассказов.

День был вдвойне счастливый: на Литейном проспекте, в книжной лавке "Листва", мы с другом забрали авторские экземпляры моего очерка об эпистолярной дружбе с незабвенным Г.А. Барабтарло; очерк напечатан в III-м выпуске "Трудов по русскому правописанiю" накануне моего дня рождения, написала я его ещё весной, до полёта в Красноярск на юбилейные "Астафьевские дни". Завтра расскажу о новой публикации подробнее, с фотографиями и адресами книжных магазинов, где можно приобрести издание.