Category: россия

гоголь

"Время нереально": электронная версия

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
Leila

Торопыги

Нереальное чувство времени у друзей-приятелей и даже родственников: с утра принялись поздравлять меня с юбилеем, звонить и писать. "Перезвоните завтра!"

Из Нижнего Тагила Александр Кузьменков пишет:

"Будьте здоровы и благополучны, насколько это возможно в поганом нашем мире. К поздравлениям прилагается открытка своеручной работы - продолжаю тему арнуво. Надеюсь, не станете возражать против компании демониц, деланных по бердслеевским мотивам, - злых и соблазнительных, как вы сами. Целую ручки, именинница".

Collapse )

(Вот тут все сетелизы с подружками-страшилами взвыли в голос, правда, девочки?)

А я оскоромилась, уступила духу времени: завела-таки карту в Сбербанке. Кто желает Маркизу поздравить с наступающим юбилеем, может бросить пять грошей на устройство нашего хозяйства:

Cinq sous, cinq sous,
Pour monter notre ménage...


Вот номер карты:

Сбербанк Visa

4817 7601 1866 2265


...А день рожденья-то у меня будет завтра, 17-го, заранее поздравлять негоже.
гоголь

Из Красноярска пишут

По итогам ярмарки в городе К. на великой сибирской реке Е., где бедные люди даже место продаж добывали с огромным усилиями и скандалом: "Но книга, чтобы она продавалась без присутствия автора, должна быть на слуху. Без присутствия автора брали Юлию Старцеву..."



Видно, как убыла стопка во-ооон той голубовато-зеленоватой книги.

Мне приятно, что сибиряки помнят моё имя и сам роман "Время нереально", всё же он печатался в журнале "ДиН" в 1996—1997 годах, дело давнее. Но в новой книге есть третья, завершающая, часть, есть увлекательный для широкого круга читателей "Дракула", есть новые рассказы.

КРЯКК_книжка.jpg

Теперь объясню, из-за чего разразился скандал накануне ярмарки: все книжные магазины в городе давно проглочены московским монополистом "Эксмо-АСТ", независимых нет, единственная возможность для местных издателей продавать книги на большой площадке — КРЯКК. И вот их завернули назад с машиной книг; стенд, не самый лучший, дали на другой день после личного вмешательства красноярского начальства по делам культуры. В прошлом году, жалуются бывшие земляки, им вовсе микрофоны отключили на выступлениях. Зато и тогда, и нынче на сцене самовыражались на клоачном пиджин-рашен горалики, лекмановы и прочие любимцы Прохоровского фонда.

Независимых издателей не надобно совсем новой тоталитарной системе книгоиздата, зачем нужны даже микроскопические конкуренты. Талантливых, настоящих писателей — тоже "нэ трэба", когда есть назначенцы.  И денег не надо, деньги всё равно гребут лопатой из бюджета.

Такие вот "локальные истории".
королёк

Сны кадета Биглера

К Тёме Леонтьеву прибыл настоящий ревизор. Из Нижнего Тагила, вестимо.

Экая, право, незадача!  – половину того, что могу сказать про Артемия Леонтьева, автора романов «Варшава, Элохим!» и «Москва, Адонай!» уже сказали Елена Иваницкая, Игорь Мальцев, Юлия Старцева и Инесса Ципоркина. А другую половину сказал я сам, ибо А.Л. – очередное пришествие русского мальчика, и только-то. Однако говорить нужно: паренек еще и азбуку толком не одолел, но уже числится новым гоголем.
Фишка 18+ – целиком на совести сочинителя: без цитат тут никак нельзя.


Синильга

Вам, красноярцы!



КРЯКК: справедливость восторжествовала. Найдите книгу Маркизы, изданную Михаилом Стрельцовым. Желающие прочесть университетский роман и всплакнуть над нашей юностью невозвратимой, приобретайте "Время нереально" у издателя, пройдите к стенду "ЦЕНТР КНИГИ - КРАСНОЯРСКИЙ БИБКОЛЛЕКТОР".

(Маркизе прибыли интересной от красноярских продаж не достанется, зато иногородние покупатели могут адресоваться прямо сюда, в ЖЖ.) 
Упоротый Лис

"Ульяновск, Лехаим!"

Никогда, даже в советский журнальный голод, даже на каникулах у бабушки в Сибири, не читала "Дружбу народов" — какой-то "Дата Туташхиа" лежал на растопку у печки... или то был "Дерсу Узала" я тебе не всё сказала. Наперед известно содержание: вначале роман-эпопея "Кишлак кипел взволнованными декханами", затем непременные стишки о заре новой жизни, — "а меж арыков и аллей идёт гулять ишак", — переводы с подстрочника, выполненные каким-нибудь корыстолюбивым майкопским стилистом, в конце, под видом критики, юбилейная ода местному аксакалу ("Шараф Рашидович сочетает дар руководителя края с поразительным поэтическим талантом... автор сорока поэм...").

Но чему быть, тому не миновать. Довелось приобщиться к прекрасному с подачи критика Елены Иваницкой. Пишет, что хохотала вслух в читальном зале Библиотеки, так её насмешил первый опус молодого дарования А. Леонтьева "Варшава, Элохим!", а тут и второй подоспел, "Москва, Адонай!"

См. разбор первого романа у Инессы. Начало разбора второго опуса.

А я вот героически полуодолела вторую часть бубликации.


Советский значок "Друг детей".

Collapse )

Про "одинокие билеты, набившие оскомину к тридцати шести, всё навязчивее превращаясь в тревожный звоночек", я уже имела удовольствие упоминать. Ощущение от этой "гипнотической прозы" такое, как будто наркоман, нализавшийся "кислоты", решил переписать "Роман-газету" 70-х, секретарскую макулатуру. В целом, ад. Сюжета не пересказываю за неимением оного: ну, уморил жалкой смертью двух младенцев, повесил героиню, другую в роддоме погубил, третью отправил под грузовик ("хрясь и пополам!"), ухлопал художника, приласкал актёра, кого-то изнасиловал... "Он пугает, а мне не страшно", сказал босоногий граф и снова превратился в книжный шкаф.

А вот это он явно о себе пишет: «выстрадал право связать свою жизнь с искусством и обрел в этом счастье.
Это я, Господи! — сказал … вслух.
— Москва, Господи! — откликнулось ему, будто эхо, — Адонай!»

И ведь обрёл-таки счастье, по протекции критикессы Баллы ("гипнотическая проза!").

И ещё цитата из опуса "строгого юноши": «Если я самый пригодный среди них, там что за отморозки-то вообще были?» —  этот вопрос хочется адресовать редакции «Дружбы народов», Ульяновскому совещанию молодых писателей и лично Евгению Анатольевичу Попову, выдавшему Артемию Леонтьеву в Казани звёздный билет в творческую жизнь. С  надеждой на дальнейшие успехи.
Синильга

И о погоде

Ровно неделю назад старец в Царскосельских аллеях забрал жемчужину, цвело лето, а теперь уже "синоптики предупредили о снеге в европейской части России"... Ну что это такое? Каково нам, котанам? Пойду хандрить.



Худ. Оксана Кравченко
32 gradus

Чудеса посмертные старца Грегория

Нет, не люблю я Царское Село, и не бывала там с весны 1998-го. Павловск холмистый милее и уютнее, Петергоф, Александрия отраднее Ц.С., пусть там не бродят тени аса пушкинда и ААА.

Как шли Екатерининским парком — любимое кольцо с розовой крупной жемчужиной у меня ещё на пальце сияло, по снимкам проверяли, но как только зашли в Александровский парк, немного погуляли, сели на скамью, спутник мой возьми да и скажи: "Сейчас на могилку к старцу пойдём". Я на руки себе невзначай взгляд бросила и ахнула: жемчужина пропала! Золотой обод с финтифлюшками на пальце, а драгоценного камня как ни бывало. Вокруг трава, мухоморчик круглится красный, сыроежки, крупная квакша лениво ушла в кустики. Она, видно, жемчужину и унесла. Ах, вот так дань взяло с меня Царское... Поискали без толку раз и второй, пошли стернёй да суглинком.

Друг рассказывал мне, расстроившейся, в утешение: "А вот в детстве — мне лет двенадцать было — вышел такой случай: рассматривал я дома старинную печатку для писем с персидскими надписями, семейную реликвию, и вдруг треск и темнота: по всему дому пробки выбило! Включили свет, а печатки нет нигде, уж сколько мы её искали потом, видно, джинн унёс".

"Ах, видно, быть беде: ты меня разлюбишь".
"Нет, никогда не разлюблю".

Добрели, спотыкаясь, до места, куда, как доносили ррреволюсьонные солдаты, "бывшая Царица и княжны часто ходят плакать на батарею", там свещница устроена, как у Блаженной Ксении на Смоленском кладбище, памятный крест на месте пустой могилы. Зажгла свечки, оставленные благочестивыми паломниками, огоньки метались, но не гасли под сильным ветром, приписала на чужом листке со смешным грифом "Место для гениальных мыслей" записочку Григорию Ефимовичу, посидели мы на кривенькой лавке.

"Бог есть Любовь.
Ты люби!
Бог простит!" — вспомнила вслух изречение старца Григорея, "рачителя блудных жен", и почуяла некое душевное утешение, как ветерок лёгкий.



Вот и фотография места сего. Прочие фотки Царского Села будут завтра.

Collapse )