Category: философия

гоголь

"Время нереально": электронная версия

По просьбам читателей, предпочитающих электронные книги старой доброй бумаге, моя новая книга (в формате PDF) появилась на американском сервисе Lulu.com. Моя сердечная благодарность другу и любящему читателю Андрею Павлову. Купить её легко и просто здесь:

ВРЕМЯ НЕРЕАЛЬНО. ИЗБРАННАЯ ПРОЗА

Для читателей, живущих заграницей, это удобнее, пожалуй, чем ждать напечатанную книгу почтой. Но у бумажного издания есть свои, всем известные достоинства, и тем читателям, кто непременно желает настоящую книжку с автографом, я её охотно продам.

IMG_0025.JPGIMG_0025.JPG

Предыдущую книгу, "Двуликого Сирина", тоже можно купить у автора:



Благодарствую всем, кто поддерживает истинную и высокую русскую словесность вопреки разрекламированному малограмотному шарлатанству и низкому ремесленничеству. Спаси Господи вас, друзья мои! 
32 gradus

Знатокам Булгакова

Битков. Слушаю. Ваше превосходительство, велите мне жалованье выписать.
Дубельт. Жалованье? За этого Джука с тебя еще получить следует.  Ступай к Василию Максимовичу, скажи, что я приказал выписать тридцать рублей.
Битков. Что же тридцать  рублей, ваше превосходительство. У меня детишки...
Дубельт. "Иуда искариотский иде ко архиереям, они же обещаша сребреники дати..." И было этих сребреников, друг любезный, тридцать. В память его всем так и плачу.
Битков. Ваше превосходительство, пожалуйте хоть тридцать пять.
Дубельт. Эта сумма для меня слишком грандиозная. Ступай и попроси ко мне Ивана Варфоломеевича Богомазова.

Дубельт. Понимаю, понимаю. Деньжонок не надобно ли, Иван Варфоломеевич?
Богомазов. Да рубликов двести не мешало бы.
Дубельт. А я вам триста выпишу для ровного счета, тридцать червонцев. Скажите, пожалуйста, Василию Максимовичу.

Из какой это пиэсы? :)
18-й философский градус

Памятник о. Павлу Флоренскому

В Сергиевом Посаде поставили вчера. Кстати, похож очень. Когда 1 ноября паломничали в Лавру и на могилу Розанова в Гефсиманском скиту, шли мимо этой стелы с терновым венцом, друг ещё сказал, что это всему Сергиеву Посаду Голгофа-мемориал. А теперь там памятник добавился великому нашему богослову, достойного вида.



лицом к лицу

Готiчно!



Руинный мост

Весь вчерашний день гуляли в Александрии Петергофской с другом, щастливы тишиной.О, блаженная обитель отдохновения, где нет ни одного китайца! Навстречу попадались лишь группы садовников, тащивших инвентарь под акациями, давшими уже стручок, — картина, милая сердцу всякого масона. Голубые игрушечные паровозики, с натугой тащившие в горку вагончики с туристами, раза три отравляли бензиновой гарью чудный морской и парковый воздух, но это малое безпокойство за четыре часа прогулки, да ещё в Коттедже оказалась небольшая группа, прилежно внимавшая экскурсоводу.



Приёмыш-обелиск.



Коттедж и Готическую капеллу, закрытые на реставрацию, открыли лишь 19 мая, вот мы и поспешили туда. И за входные билеты во дворец платили с половинной скидкой, так как поздно пришли, за полтора часа до закрытия музея.

В самой капелле разрешают снимать без вспышки, но освещение и так превосходное. Вот алтарная часть:



Collapse )
гоголь

Отзыв читателя

Дракула-1

Вот А.А. Стекольников, высокий специалист по кровососущим, рекламирует моего "Дракулу":

Второй роман - про Влада Цепеша; вот он мне по-настоящему понравился, хотя автор и говорит, что это была попытка работы для массового читателя и ради денег. Это такой очень красочный эпос - и по содержанию, и по языку. Батальных сцен там, правда, мало и они короткие, зато есть алхимия, диалоги с дьяволом, теологические тезисы и краткое изложение богомильской ереси. Особую прелесть изложению придают отсылки (разной степени близости) к гоголевской "Страшной мести" и прямые цитаты оттуда, причем Дракула - это и "дивный рыцарь", и "колдун" в одном лице. Главный недостаток романа - слишком уж он короток: раз - и уже прочитан )) В два-три раза больше - было бы в самый раз.

https://trombicula.livejournal.com/348938.html

18-й философский градус

Лосев о времени

У европейцев мозги отшиблены механизмом. Все знают, что десять часов могут быть равны десяти годам, что время переворачивается. Но всё-таки мозги настолько выворочены, что человек не верит своему ощущению реального времени, то и дело — взял да и посмотрел на часы, сколько там прошло времени. «Да, два часа…» (тихим упавшим голосом). Шпенглер: кругом часы, и в кармане, и с главной площади бьют, и в голове, всё бьется — эй, эй, эй… Счет времени по часам это один из признаков новоевропейской культуры. И духовного растления. Попытка свести на время все события и действия. А невозможно. Живое время невозможно высчитать. Древние имели смелость сказать: да нет никакого времени! Есть вечность, и есть жизнь.



(Из дневников А.Ф. Лосева.)
гоголь

Я подписала...

...Петицию в защиту "выкинутого на мороз" журнала "Москва".

...В 1992–2008 гг. он главный редактор литературно-публицистического журнала "Москва", с сентября 2008 – его генеральный директор. Под руководством Бородина журнал стал флагманом русской православно-патриотической литературы и публицистики, уделяя основное внимание проблемам культуры, идеологии, государственности. О постсоветском государстве РФ приведем его слова: «Если и помнит российская история времена более тяжкие, то более лукавые – едва ли».

(О Леониде Бородине - Михаил Назаров.)

В журнале, кстати, дневники К.Р. из номера в номер публикуются, уж не знаю, с целомудренными ли купюрами.

Сайт журнала "Москва"
гоголь

Юрий СТЕФАНОВ. СВ. ХРИСТОФОР

Христофор



А. Касацкому.

В декабрьский полдень снеговой
На фреске древнего собора
Мы увидали Христофора —
Святого с пёсьей головой.
И страшный бог ключей и врат,
Хранящий с верностью собачьей
Тысячелетний тёмный клад,
Остановил на нас незрячий,
Нечеловеческий свой взгляд,
Снести который, не потупясь,
Лишь у того хватило сил,
Кого на раменах носил
Чрез реку бытия Анубис.
И лишь в дверях, от хлада сизых,
Мы оглянулись — и с тех пор
Везде преследует нас взор
Псоглавца в византийских ризах.


(Нашла по ссылке.)
18-й философский градус

Михаил КУЗМИН. ЦАРЬГРАД

Тройное имя носит город,
Четвертое названье — Рим.
Пусть сонной пушкой воздух вспорот —
Надеждой крестной мы горим.

И я бывал, друзья, в Стамбуле,
Покой прелестный полюбив.
Мои глаза в дыму тонули,
Где зыбит зелени залив.

Лишь ты одна, Айя-София,
Гнала мечтательную лень,
Напоминая дни иные,
Особенно тот горький день!

Трещат машины боевые,
Все ближе крик: «Велик Аллах!»
Предсмертно меркнут золотые
Орлы на царских сапогах.

Служитель алтаря с дарами
И клириков нестройный рой…
«Господь, о, смилуйся над нами!
Да не погибнет Рим Второй!»

Султан разгорячен от зноя,
На столб, чтоб славу увенчать,
Окровавленной пятернею
Несмытую кладет печать.

Она не смыта, нет, о, турки,
Нагляднейшая из улик,
Что снова из-под штукатурки
Нам засияет Спасов лик.

И даже там, в раю, приснится,
О, бедный Византийский брат,
Что снова милая столица
Окрестится «Святой Царьград».

1915